Смерть в кредит. Смерть в кредит


Смерть в кредит

Своеобразность стиля позволила Луи-Фердинанду Селину сразу же занять законное место среди самых значимых авторов 20 века. Романы «Путешествие на край ночи» (1932) и «Смерть в кредит» (1936) стали двумя мощными ударами по всем литературным канонам и принятым правилам.uPages. Антон Лукин. Смерть в кредит

Для Селина не существует авторитетов, он с врачебной точностью описывает скотскую суть человеческой природы. Это настоящий голос потерянного поколения - писатель сам принимал участие в Первой мировой войне, а после полученного ранения работал врачом в парижском предместье. Он видел поломанные и искалеченные судьбы сотен людей, это оказало существенное значение на писательскую деятельность.

Отвратительная правда

Вслед за оглушительным успехом в 1936 году пришло непонимание, сменившееся постепенно на неприкрытую ненависть обывательской публики к писателю. Последнее чувство было взаимным, что выразилось в написанной после выхода романа «Смерть в кредит» серии памфлетов. К репутации человеконенавистника постепенно добавилась слава расиста и антисемита, поэтому вместо денег и признания Селин получил заключение в тюрьму, после которого почти до самого конца жизни проработал в больнице для бедных.

Почему же публика на самом деле так невзлюбила писателя? Русская пословица о том, что правда режет глаза, будет тут как раз к месту. Селин говорит о жизни без прикрас, всё описывается именно так, как оно есть на самом деле. В этой сумасшедшей прозе нет запретных тем. Вот два мальчика подглядывают за любовными утехами хозяйки дома, где они работают, с молодым любовником, пока муж уехал в командировку. Чего только стоят финальные сцены, где так живо изображены сцены голода и холода, что от отчаяния хочется закрыть книгу и никогда к ней не возвращаться.

uPages. Антон Лукин. Смерть в кредит. Фото 2

Произведение во многом является автобиографическим, поэтому мы не можем уличить автора даже в малой лжи. Обыватель воспринимать литературу как нечто высокое, поэтому натуралистичные описания жизни низших слоёв общества вызывают у него отторжение. Надо признать, что многим литературным критикам при изучении Селина пришлось столкнуться со своими страхами, потому что редкий человек готов принять такую действительность.

Уникальный почерк

Большим достоинством Селина является оригинальность формы, его невозможно спутать ни с одним писателем. Чередование высокого и низких стилей выполнено идеально. Применяя приёмы арго, писатель уделяет огромное внимание стилизации бранных выражений, благодаря чему художественный замысел передаётся как нельзя более точно. Повествование имитирует сумбурную разговорную речь, что позволяет читателю более живо откликаться на сказанные рассказчиком слова.

Если после «Путешествия на край ночи» критики ещё пытались связать творчество Селина с традициями французского натурализма, ты выход «Смерть в кредит» окончательно доказал ошибочность данного суждения. Мы сталкиваемся с полным разочарованием в человеке, всепоглощающее отчаяние не даёт нам даже крохотного лучика надежды. Естественно, что ни о каких нравственных идеалах, присущих натурализму, здесь не может быть и речи.

uPages. Антон Лукин. Смерть в кредит. Фото 3

Ценность Селина как культурного явления было невозможно оспорить, однако критики один за другим выливали на него ушаты помоев. Неспособность идти на компромисс сделала врагами Селина даже его потенциальных друзей. После выхода «Смерти в кредит» писатель посещал с визитом Советский Союз, что стало поводом к написанию ряда разгромных памфлетов. Если бы бедняк мог занять место угнетающего его капиталиста, он бы вёл себя точно также по отношению к своим подчинённым - для Селина такое положение вещей казалось вполне очевидным.

В литературной среде неприязнь к Селину всегда имела открытую форму. Камю неоднократно заявлял, что испытал глубокое отвращение к творчеству этого писателя уже после нескольких прочитанных страниц. Тем не менее, острота языка Селина пришлась по душе многим деятелям постмодернизма, включая Генри Миллера и Уильяма Берроуза. Чарльз Буковски сделал Селина главным героем своего романа «Макулатура».

Скандалы и противоречия

Слава Селина имеет скандальный характер, писатель стал изгоем во всех слоях общества. Роман «Смерть в кредит» помимо всего прочего имеет историческую ценность, потому что предельно точно описывает жизнь и быт подростка накануне Первой мировой войны. Селин открыто говорит о вещах, о которых в обществе принято молчать, поэтому на примере главного героя произведения мы можем проследить жизнь целого поколения.

uPages. Антон Лукин. Смерть в кредит. Фото 4

Одной из важнейших среди поднятых в произведении проблем является высокая инертность общества. Люди во много безразличны друг к другу, в решающих ситуациях личных корыстный интерес берёт верх на созданием общественных благ. Показателен момент, когда мальчик работал в газете, объявившей вознаграждение за публикацию лучшего изобретения. Учёные и культурные люди предстали практически скотом, где каждый готов растолкать всех, лишь бы занять первое место.

Селин всегда оставался честен с собой и публикой - возможно, что именно поэтому он умер в бедности, хотя его произведения пользовались серьёзной популярностью. Писатель никогда не хитрил и не шёл на уступки, две войны и долгое пребывание на самом дне сделали его практически бесстрашным. Попытки выбраться на верх предпринимались Селиным всю жизнь, однако он при этом никогда не боялся упасть.

Выход из отчаянного положения

Есть вещи, от которых не может уйти ни один писатель. Селин с раннего возраста увлекался литературой, у него было что сказать, а также присутствовало умение сделать это так, как не сможет больше ни один человек в мире. Чтение романа можно сравнить с ударом по голове, оно отрезвляет и заставляет реально смотреть на вещи.

uPages. Антон Лукин. Смерть в кредит. Фото 5

Среди поклонников романа немало тех, кто при первой попытке прочтения не смог одолеть отвращение из-за натурального описания происходящих событий. Для многих «Смерть в кредит» становится шоком, особенно для тех, кто является поклонником высокой литературы. При этом в произведении в отличие от постмодернистских романов всё по-настоящему, здесь описывается реальность, а не ставится задача шокировать читателя ради остроты ощущений. Последний настоящий писатель умер в нищете, но спустя долгие годы он снова оказался востребован, что доказывается неслучайность полученной в 1936 году огромной славы.

upages.io

Читать онлайн электронную книгу Смерть в кредит - ПРЕДИСЛОВИЕ К ПЕРВОМУ РУССКОМУ ИЗДАНИЮ РОМАНА «СМЕРТЬ В КРЕДИТ» бесплатно и без регистрации!

Потребовалось почти шестьдесят лет, чтобы «Смерть в кредит» была опубликована в России. Благодаря таланту и упорству переводчицы Маруси Климовой (Татьяны Кондратович) русская публика сможет наконец открыть для себя это важнейшее произведение Селина, которое единодушно считается одним из самых значительных французских романов XX века.

Чтобы лучше понять, почему между публикацией романа в Париже в мае 1936 года и выходом этого шедевра на русском языке минуло столько лет, нужно постараться до конца представить, кто же такой Селин, а для этого придется немного углубиться в историю.

Селин (настоящее имя Луи Детуш) родился в пригороде Парижа 27 мая 1894 года. Его детство прошло в одном из парижских кварталов среди мелких торговцев, всю жизнь пытавшихся разбогатеть. Его мать содержала маленькую лавочку, в которой продавались старинные кружева и антиквариат, и была великой труженицей, безропотной и забитой, в то время как отец, скромный служащий страховой компании, постоянно «вопил» о несправедливостях судьбы, евреях, о бездушии технократической цивилизации и всего современного мира.

Будучи единственным сыном в семье, свое детство Селин провел в среде эгоистической и унылой, постоянно наблюдая дичайшие проявления социального неравенства. Чуть позже ему довелось участвовать в первых сражениях войны 1914—1918 годов, он стал свидетелем одной из самых великих исторических боен и вернулся с нее убежденным пацифистом, до конца своих дней сохранив и в своем теле (Селин был ранен. — Прим. переводчика ), и в душе отметины об ужасах пережитой им трагедии. Несколько лет спустя, после длительного пребывания в Африке, где Селин столкнулся с нищетой туземцев и бесчинствами колонизаторов, он поступил на службу врачом в диспансер одного из парижских пригородов, где опять-таки вынужден был постоянно соприкасаться с болезнями и страданиями людей. Имея за плечами подобный опыт, мог ли Селин избежать увлечения коммунистическими идеями? В то время все обездоленное человечество верило, что пролетариат, придя к власти, воспользуется ею таким образом, что среди народов раз и навсегда установится мир, сила и оружие отступят и будет наконец-то построено свободное и справедливое общество. К несчастью, судьба распорядилась иначе.

Испытывая потребность писать, Селин опубликовал в 1932 году в Париже роман «Путешествие на край ночи», который произвел большой переполох и даже, можно сказать, что-то вроде революции во французской литературе. Французские писатели-коммунисты поспешили причислить Селина к «своим», увидев в нем последователя Барбюса, тоже ветерана Первой мировой войны. Арагон, проникшись к писателю дружескими чувствами, обращался к нему в журнале «Коммюн»: «Когда настанет час неизбежного сражения, я надеюсь увидеть вас на стороне эксплуатируемых, а не эксплуататоров». Супруга Арагона Эльза Триоле перевела «Путешествие…» на русский язык, его исковерканная версия была опубликована в Москве в 1934 году с предисловием Ивана Анисимова, который увидел в книге «гигантскую фреску современной жизни» и «настоящую энциклопедию умирающего капитализма».

Книга вызвала большой резонанс, хотя среди интеллигенции мнения о ней полярно разделились. Так, на Первом съезде советских писателей, состоявшемся в Москве в 1934 году при участии Луи Арагона и Андре Мальро, Максим Горький заявил: «Герой этой книги, Бардамю, человек без родины; он презирает людей, называет свою мать „сучкой“, а любовниц — шлюхами, он безразличен к любому преступлению и, не имея никаких данных „примкнуть“ к революционному пролетариату, вполне созрел для принятия фашизма». (Здесь и далее цитаты из русских авторов переведены с французского текста. — Прим. переводчика. )

Наивысших похвал Селин удостоился от Льва Троцкого, который, после того как поприветствовал «зрелого мужа, искушенного в медицине и искусстве, наделенного абсолютным презрением к академизму и исключительным чутьем к жизни и языку», написал о нем в 1933 году из своей ссылки на Принкипо: «Селин такой, каким мы его знаем, происходит из французской реальности и французского романа. И ему не приходится за это краснеть. Французский гений нашел в романе свое несравненное выражение. Ведя свое начало от Рабле, который, кстати, тоже был врачом, за четыре века своего существования великолепная французская проза распростерлась от жизнеутверждающего смеха до отчаяния и опустошения, от ослепительного рассвета до края ночи».

«Смерть в кредит», опубликованная в Париже в мае 1936 года, была довольно-таки холодно встречена французской критикой и еще хуже советской. Почти все отмечали отталкивающий анархизм Селина, грубость некоторых его тем и его «презрение к человечеству».

Селин интересовался буквально всем, ему хотелось все увидеть и прочувствовать самому, поэтому в сентябре 1936 года он на короткое время приезжает в Ленинград, откуда возвращается с убеждением, что коллективизм может принести стране лишь несчастья и нищету. Тогда-то и был написан короткий и резкий антисоветский памфлет «Mea culpa» («Моя вина»), опубликованный издательством Деноэля в конце 1936 года. Так закончился медовый месяц между писателем и коммунистами, отныне он становится для них олицетворением «темных сил».

Селин ненавидел любые повторения, среди них — неизбежные пробуждения ненависти и насилия, сопровождающие все революции, так же как и периодически повторяющиеся войны между народами, между социальными классами, между людьми, которых он сам хотел бы видеть живущими в мире и согласии.

Селин обладал удивительным даром предчувствия катастроф, он инстинктивно чувствовал их приближение задолго до начала тридцатых годов. По своему темпераменту он не имел себе равных во французской литературе XX века и потому не мог спокойно наблюдать разыгрывающуюся в Европе трагедию, которая была лишь предвестником жесточайшей бойни, охватившей вскоре почти весь мир. Он был не в состоянии сдержаться и не выразить ту ненависть, которую испытывал к самой ненависти, в выражениях настолько резких и разрушающих общепринятые нормы, что это и сегодня сохраняет за ним репутацию писателя отверженного и проклятого, несмотря на прошедшие с тех пор десятилетия.

Селин был одинок и свободен, и в этом главный источник его силы, равно как одиночеству и свободе он обязан своей странной славой предвестника, провидца и революционера.

Без него французская литература, без сомнения, безмятежно продолжала бы шествовать своей дорогой, а французские писатели нынешнего века продолжали бы писать так, как это делали их отцы в прошлом веке.

Селин оказался способен продвинуть французский роман на сто лет вперед, создав произведения в высшей степени сильные, оригинальные и актуальные. Читая роман «Смерть в кредит», каждый сам может убедиться в том, что на книге, написанной почти полвека назад, до сих пор не появилось ни одной морщинки. Свежесть стиля, богатейший мир чувств и образов, юмора и нежности, что присутствуют на каждой странице книги, делают роман поразительно современным.

Мне хотелось бы, чтобы все русские читатели сумели оценить и полюбить эту книгу. Я также искренне надеюсь, что в ближайшее время будут переведены и напечатаны книги, написанные Селином после Второй мировой войны. Тогда читатель откроет для себя «Из замка в замок», «Север», «Ригодон» — восхитительную трилогию, созданную лишенным иллюзий человеком, который познал все человеческие беды, прошел войну, тюрьму, больницу, ссылку, одиночество и тоску, которого травили, как бешеную собаку, и который, смеясь надо всем этим, дает тем, кто его читает, не только урок превосходного стиля и юмора, но и впечатляющий урок гуманизма, жизненной силы и гениальности.

Франсуа Жибо

Париж, 18 июля 1993 года

librebook.me

Смерть в кредит читать онлайн

© Editions Gallimard, Paris, 1952

© Маруся Климова, перевод

© ООО «Издательство АСТ»

Все права защищены. Никакая часть электронной версии этой книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме и какими бы то ни было средствами, включая размещение в сети Интернет и в корпоративных сетях, для частного и публичного использования без письменного разрешения владельца авторских прав.

©Электронная версия книги подготовлена компанией ЛитРес ()

* * *

Потребовалось почти шестьдесят лет, чтобы «Смерть в кредит» была опубликована в России. Благодаря таланту и упорству переводчицы Маруси Климовой русская публика сможет наконец открыть для себя это важнейшее произведение Селина, которое единодушно считается одним из самых значительных французских романов XX века.

Чтобы лучше понять, почему между публикацией романа в Париже в мае 1936 года и выходом этого шедевра на русском языке минуло столько лет, нужно постараться до конца представить, кто же такой Селин, а для этого придется немного углубиться в историю.

Селин (настоящее имя Луи Детуш) родился в пригороде Парижа 27 мая 1894 года. Его детство прошло в одном из парижских кварталов среди мелких торговцев, всю жизнь пытавшихся разбогатеть. Его мать содержала маленькую лавочку, в которой продавались старинные кружева и антиквариат, и была великой труженицей, безропотной и забитой, в то время как отец, скромный служащий страховой компании, постоянно «вопил» о несправедливостях судьбы, евреях, о бездушии технократической цивилизации и всего современного мира.

Будучи единственным сыном в семье, свое детство Селин провел в среде эгоистической и унылой, постоянно наблюдая дичайшие проявления социального неравенства. Чуть позже ему довелось участвовать в первых сражениях войны 1914–1918 годов, он стал свидетелем одной из самых великих исторических боен и вернулся с нее убежденным пацифистом, до конца своих дней сохранив и в своем теле (Селин был ранен. – Прим. переводчика.) и в душе отметины ужасов пережитой им трагедии. Несколько лет спустя, после длительного пребывания в Африке, где Селин столкнулся с нищетой туземцев и бесчинствами колонизаторов, он поступил на службу врачом в диспансер одного из парижских пригородов, где опять-таки вынужден был постоянно соприкасаться с болезнями и страданиями людей. Имея за плечами подобный опыт, мог ли Селин избежать увлечения коммунистическими идеями? В то время все обездоленное человечество верило, что пролетариат, придя к власти, воспользуется ею таким образом, что среди народов раз и навсегда установится мир, сила и оружие отступят, и будет наконец-то построено свободное и справедливое общество. К несчастью, судьба распорядилась иначе.

Испытывая потребность писать, Селин опубликовал в 1932 году в Париже роман «Путешествие на край ночи», который произвел большой переполох и даже, можно сказать, что-то вроде революции во французской литературе. Французские писатели-коммунисты поспешили причислить Селина к «своим», увидев в нем последователя Барбюса, тоже ветерана Первой мировой войны. Арагон, проникшись к писателю дружескими чувствами, обращался к нему в журнале «Коммюн»: «Когда настанет час неизбежного сражения, я надеюсь увидеть вас на стороне эксплуатируемых, а не эксплуататоров». Супруга Арагона Эльза Триоле перевела «Путешествие…» на русский язык, его исковерканная версия была опубликована в Москве в 1934 году с предисловием Ивана Анисимова, который увидел в книге «гигантскую фреску современной жизни» и «настоящую энциклопедию умирающего капитализма».

Книга вызвала большой резонанс, хотя среди интеллигенции мнения о ней полярно разделились. Так, на Первом съезде советских писателей, состоявшемся в Москве в 1934 году при участии Луи Арагона и Андре Мальро, Максим Горький заявил: «Герой этой книги, Бардамю, человек без родины; он презирает людей, называет свою мать «сучкой», а любовниц – шлюхами, он безразличен к любому преступлению и, не имея никаких данных «примкнуть» к революционному пролетариату, вполне созрел для принятия фашизма». (Здесь и далее цитаты из русских авторов переведены с французского текста. – Прим. переводчика.)

Наивысших похвал Селин удостоился от Льва Троцкого, который, после того как поприветствовал «зрелого мужа, искушенного в медицине и искусстве, наделенного абсолютным презрением к академизму и исключительным чутьем к жизни и языку», написал о нем в 1933 году из своей ссылки на Принкипо: «Селин такой, каким мы его знаем, происходит из французской реальности и французского романа. И ему не приходится за это краснеть. Французский гений нашел в романе свое несравненное выражение. Ведя свое начало от Рабле, который, кстати, тоже был врачом, за четыре века своего существования великолепная французская проза простерлась от жизнеутверждающего смеха до отчаяния и опустошения, от ослепительного рассвета до края ночи».

«Смерть в кредит», опубликованная в Париже в мае 1936 года, была довольно-таки холодно встречена французской критикой и еще хуже – советской. Почти все отмечали отталкивающий анархизм Селина, грубость некоторых его тем и его «презрение к человечеству».

Селин интересовался буквально всем, ему хотелось все увидеть и прочувствовать самому, поэтому в сентябре 1936 года он на короткое время приезжает в Ленинград, откуда возвращается с убеждением, что коллективизм может принести стране лишь несчастья и нищету. Тогда-то и был написан короткий и резкий антисоветский памфлет «Mea culpa» («Моя вина»), опубликованный издательством Деноэля в конце 1936 года. Так закончился медовый месяц между писателем и коммунистами, отныне он становится для них олицетворением «темных сил».

Селин ненавидел любые повторения, среди них – неизбежные пробуждения ненависти и насилия, сопровождающие все революции, так же как и периодически повторяющиеся войны между народами, между социальными классами, между людьми, которых он сам хотел бы видеть живущими в мире и согласии.

Селин обладал удивительным даром предчувствия катастроф, он инстинктивно чувствовал их приближение задолго до начала тридцатых годов. По своему темпераменту он не имел себе равных во французской литературе XX века и потому не мог спокойно наблюдать разыгрывающуюся в Европе трагедию, которая была лишь предвестником жесточайшей бойни, охватившей вскоре почти весь мир. Он был не в состоянии сдержаться и не выразить ту ненависть, которую испытывал к самой ненависти, в выражениях настолько резких и разрушающих общепринятые нормы, что это и сегодня сохраняет за ним репутацию писателя отверженного и проклятого, несмотря на прошедшие с тех пор десятилетия.

Селин был одинок и свободен, и в этом главный источник его силы, равно как одиночеству и свободе он обязан своей странной славой предвестника, провидца и революционера.

1

Загрузка...

ruslib.net


Смотрите также