Одолжить в Китае: как найти правильный банк. Китайские кредиты


Кредитование и инвестирование в Китае — Голдазия

   Китай является лакомым кусочком для многих российских компаний, которые хотели бы расширить границы существующего бизнеса или открыть новый за границей. Огромная страна с развитой экономикой и неисчерпаемым потенциалом. Трудолюбие китайцев уже успело стать классическим примером. Но вот вопрос: как этого добиться? Какие нужны инвестиции? Или, может быть, кредиты? Что можно предложить китайской стороне и на какую отдачу рассчитывать? Попробуем разобраться.

   Во-первых, какие инвестиции вы бы не предложили, их сумма не повергнет китайскую сторону в шок. Разумеется, чем больше, тем лучше.

   Во-вторых, российских инвесторов интересует вопрос: что строить? Каким должен быть объект, чтобы начать воплощать его в жизнь совместными усилиями? Промышленный или сельскохозяйственный? Или, может быть, объект инфраструктуры? Поэтому ознакомьтесь с перечнем объектов, на строительство которых могут быть отпущены средства китайской стороной.

Промышленные объекты:

  • горно-металлургические
  • химические
  • машиностроительные
  • по производству стройматериалов
  • автомобильные, авиационные или судостроительные заводы
  • нефтегазовые
  • обрабатывающие
  • добывающие
  • перерабатывающие
  • по утилизации и очистке промышленных бытовых отходов.

Энергетические объекты:

  • гидро - или термоэлектростанции
  • электроподстанции
  • линии электропередач
  • электростанции альтернативных источников энергии (атомные, ветровые, солнечные и приливные электростанции)
  • нефтегазовые трубопроводы
  • нефтегазовые терминалы

Объекты инфраструктуры:

  • автомобильные и железные дороги
  • аэропорты
  • морские и речные порты
  • мосты
  • метро
  • каналы
  • телекоммуникационные сети

   Сельскохозяйственные объекты по глубокой переработке сельскохозяйственной продукции.

Объекты гражданского строительства:

  • торговые, офисные и жилые здания
  •  развлекательные и туристические комплексы

Кто может рассчитывать на кредит в китайском банке?

     В теории любой заемщик, не имеющий китайского гражданства (то есть иностранец), может обратиться в китайский банк за получением кредита. Однако его получение — задача не из легких. При появлении каких-либо проблем китайские банки подвергаются большому риску, так как если дело дойдет до суда, его будет решать суд той страны, гражданином которой является заемщик. Тем не менее китайские банки ежедневно выдают сотни кредитов иностранным лицам, как физическим, так и юридическим. Необходимо только четко обосновать и грамотно оформить необходимые документы.

Каковы гарантии?

  Теперь о гарантиях, без которых невозможно куда-либо двигаться. Китайская корпорация экспортно-кредитного страхования SINOSURE (СИНОШУР) дает страховку под четыре варианта гарантий. На основании этой страховки китайские кредитные организации и частные инвесторы могут финансировать зарубежные проекты.

Правительственные гарантии:

  • На федеральном уровне гарантии предоставляет Министерство финансов Российской Федерации.
  • Для отдельных проектов будет достаточно гарантий Министерства регионального развития Российской Федерации.
     Для других проектов подойдут гарантии городских или областных администраций.

Банковские гарантии. Поскольку с SINOSURE договор о сотрудничестве подписали только два российских банка — ВТБ-банк и Сбербанк, то эта корпорация признает гарантии только этих банков.

Корпоративные гарантии. В этом случае гарантом выступает инициатор проекта или любое другое предприятие. Главное условие — предоставить финансовую отчетность за последний год. Если у инициатора нет истории, ему нужно найти материнскую компанию, мощную в финансовом отношении, которая и выступит гарантом. То есть либо подаст в SINOSURE свою отчетность, либо заручится поддержкой одного из двух вышеуказанных российских банков или материнской компании.

Гарантии под залог проекта. Такая форма гарантии распространяется только на объекты инфраструктуры — автомобильные и железные дороги, аэропорты, морские или речные порты. Это прибыльные объекты. Рассчитать рентабельность и прибыльность промышленных объектов сложно, поэтому для них такая форма гарантии не действует.

  Под гарантии правительства китайские банки предоставляют более привлекательные кредитные условия, чем под банковские гарантии — восемь процентов годовых. Здесь важно предоставить отчетность по бюджету, чтобы специалисты SINOSURE убедились, что ежегодного правительственного дохода достаточно для возмещения кредита и процентов по нему.

    Возможна и другая схема финансирования проекта. 85% средств предоставляет китайская сторона, а 15% выделяется из федерального или регионального бюджета (это минимальная сумма, которая должна быть предоставлена российской стороной). Кредит на 10−15 лет в течение первых трех — бесплатный (выплачивать не нужно, проценты не начисляются). Таким образом, для российского правительства и инвесторов получается реальная экономия денег, которые можно пустить на другие нужды.

Условия кредитования китайской стороной

     Кредитование китайской стороной привязывается к двум условиям. Первое: право на генеральный подряд получают, разумеется, китайцы. Второе: примерно 60% от суммы китайского кредита уйдет на китайские же подряды. Другими словами, эти деньги будут перечислены на счет генподрядчика через какой-нибудь китайский банк, а не российский.

     Даже если российская сторона готова принимать участие в схеме 50:50, на генеральный подряд все равно будут претендовать китайцы. Однако этот вопрос с ними можно и нужно обсуждать. Другое дело, что две трети денег от китайского кредита все равно уйдут на китайские товары и услуги. Этот вопрос не обсуждается в принципе.

Кредиты VS инвестиции в Китае

   Еще один животрепещущий вопрос: кредит или инвестиции? В принципе, кредит в Китае можно получить гораздо проще и быстрее, чем инвестиции.

    Из способов контрактования чаще всего применяют EPC (Engineering, Procurement, Construction). В этом случае инвесторы оплачивают генподрядчику проектные работы, поставку оборудования и строительно-монтажные работы. Все финансовые вопросы должны быть закрыты к моменту сдачи объекта в эксплуатацию. Это самая распространенная схема контрактной основы.

  Схема BOT (Build-Operate-Transfer) применяется в основном для правительственных проектов, например, объектов инфраструктуры. При такой схеме инициаторы строят, запускают объект, контролируют работу и получают в течение нескольких лет прибыль без права собственности.

   Отдельно необходимо обсудить сроки и процентную ставку по кредиту. Важный момент! Деньги понадобятся не только для строительства объекта, но и для обеспечения его жизнедеятельности в течение последующих лет. Тогда нужно говорить о займе не только для строительства, а о гораздо большей сумме. Помните, что кредит в китайском банке может быть выдан только на 15 лет или же на такое количество времени, в течение которого действуют российские гарантии.

    Для рассмотрения вопроса корпорацией SINOSURE важна следующая информация:

  • Допускает ли российское законодательство брать кредиты для строительства объектов инфраструктуры областным или городским администрациям?
  • Смогут ли китайские кредиторы получить разрешение на управление запущенным объектом? Речь идет об объекте, который сдали в производство, но через какое-то время он остановился. За счет такого решения у китайской стороны есть возможность вернуть свои деньги назад.
  • Официальные данные о финансовом состоянии инициатора проекта за последние три года (доходы, расходы, долговые обязательства и прочее).
  • Перечень всех проектов инициатора, начиная с 2010-го года. Какие достижения есть за это время у инициатора проекта? Так называемое порфолио.

    Однако, если гарантии предоставлены Министерством финансов Российской Федерации, необходимость предоставления указанной информации отпадает.

    В заключение напомним, что можно даже не пытаться брать у китайских банков деньги, чтобы купить оборудование некитайского производства (например, российского или европейского). Китайские власти неукоснительно придерживаются принципа, что китайские деньги должны быть потрачены только на китайские товары. А уж кредит это или инвестиции, неважно. Кстати, такая же политика существует и в Японии.

   Не все подводные камни кредитования в Китае освещены в данной статье, существует еще много ньюансов, о которых знают специалисты нашей компании. Мы поможем осуществить задуманное: собрать необходимые документы, определиться со сроками, суммой проекта и самого кредита, изучить все технические стороны проекта, узнать процедуру оформления разрешительных документов, правильно оформить кредитный договор — контроль на всех этапах до получения кредита.

goldasia.ru

Как взять кредит в Китае и Японии

Люди в высокоразвитых странах давно практически живут в кредит. Они оценили кредитные предложения за низкие процентные ставки и долгие сроки погашения. Говоря о кредитах на покупку недвижимости, стоит сразу сказать, что ставки для каждой страны разные. Все будет зависеть от географического расположения самой местности. Говоря о ценах на жилье в Японии, к примеру, надо отметить, что цены здесь заоблачные. Ведь плотность населения Японии делает цены на землю просто астрономическими, поэтому тем, кому интересен вопрос о приобретении недвижимости, следует задуматься, как взять кредит в Японии.

Если японец примет решение приобрести недвижимость, то без ипотеки сделать это не представится возможным. Предлагаемые условия ипотечного кредитования достаточно лояльные: 2% годовых, срок кредитования до 50 лет. В общем, ипотека доступна не только коренным жителям, но и иностранцам. Если иностранец озаботился вопросом, как взять кредит в Японии, то он должен понимать, что купить жилье здесь будет выгоднее, чем снимать, потому что цены на аренду зашкаливают.

Тем, кто всерьез вознамерился купить недвижимость в Японии и думает, как взять кредит в Японии, следует учитывать несколько важных моментов:

1) Иностранцам, желающих приобрести жилье, необходимо заручиться рекомендацией коренного жителя. Это обязательное условие, причем японца оно ни к чему обязывать не будет. Тут еще будет фигурировать такое понятие, как «плата за ключ», то есть японец должен получить причитающуюся ему компенсацию за то, что он согласился стать поручителем.

2) Иностранцу следует быть готовым понести дополнительные расходы, которых, кстати, немало. Прежде всего, это налог на недвижимость, на покупку, государственные и нотариальные пошлины.

3) Важным для покупки недвижимости является наличие вида на жительство у иностранного гражданина.

Если упомянуть о другой восточной стране, Китае, то здесь ситуация немного отличается. Кредиты здесь тоже стали неотъемлемой частью жизни жителей. Они берут в долг автомобили, квартиры, потребительские товары и многое другое. Как взять кредит в Китае? Этот вопрос уже не является редким, напротив, Китай переживает кредитный бум. Что касается приобретения жилья, то здесь он тоже стоит довольно остро. У большинства семей в Китае просто нет возможности приобрести недвижимость, так как уровень зарплаты этого сделать не позволяет. Однако семимильными шагами развивается ипотека. Она является тем самым маленьким шажком, который помогает семьям обрести свой собственный угол. Чтобы понять, как взять кредит в Китае,необходимо знать, что ипотека здесь развивается по двум направлениям, первое из которых – приобретение жилья в своем городе. Требования к заемщику строги, однако процентная ставка составляет всего 3-5% годовых. Второе направление – коммерческая ипотека, она предъявляет не такие строгие требования, но и проценты по кредиту составляют 6-7%.

Для иностранных граждан приобрести жилье в Китае – не совсем заоблачная мечта. Но и  здесь есть свои нюансы. Пакет документов для тех, кто всерьез озаботился вопросом, как взять кредит в Китае на приобретение жилья, довольно большой. Среди множества справок обязательным является вид на жительство, справка с места работы, налоговая декларация. Срок рассмотрения заявки может продлиться примерно 2-3 недели. Необходимо понять и принять то, что все расчеты будут производиться только в местных денежных единицах. Никаких расчетов в иностранной валюте не будет. Кроме того, до подписания кредитного договора надо тщательно разъяснить все интересующие вопросы, выяснить, будет ли пеня за предоплату, предусмотрено ли досрочное погашение и так далее.

В том или ином случае, принимая решение взять кредит за рубежом, надо быть внимательными и тщательно изучать все предназначенные для подписания документы.

 

 

 

filkos.com

Одолжить в Китае: как найти правильный банк

Однако подход китайцев к кредитованию существенно отличается от того, к чему привыкли российские заемщики при общении с западными и российскими банками. Дело в том, что банковский рынок КНР в настоящее время стоит на пороге фундаментальных перемен. До недавних пор бизнес-модель большинства китайских банков была очень проста. Она заключалась в получении на внутреннем рынке крайне дешевых депозитов и финансировании опять же внутри страны крупных корпораций или инфраструктурных проектов. Сейчас происходит ряд значимых процессов, влияющих на эту бизнес-модель. И как раз эти процессы впервые делают возможным масштабное китайское кредитование российского бизнеса.

 

Во-первых, в Китае постепенно снижается рост инфраструктурного строительства.

Теперь официальный Пекин заставляет китайские строительные компании искать проекты за рубежом, в том числе и в России. Так как одним из инструментов строительной экспансии за рубежом является льготное финансирование, государственные банки получили директиву быть более открытыми российскому рынку.

 

Во-вторых, Китай за последние 10 лет создал производственную базу, способную выпускать товары с высокой добавленной стоимостью, включая электронику и автомобили.

Производители этих товаров начинают активную борьбу за внешние рынки сбыта, и дешевое экспортное финансирование — важный аргумент в этой борьбе. Россия для Китая является значительным рынком сбыта, что заставляет банки подстраиваться под компании-производители и создавать внутри себя специализированные российские группы.

В-третьих, финансовые власти в Пекине в рамках политики превращения юаня в мировую резервную валюту начали поощрять перевод внешнеэкономических расчетов из евро и долларов в юани. Это дает банкам дополнительный — и весьма существенный — стимул в тех случаях, когда заемщик готов рассматривать кредитование в китайской валюте.

В-четвертых, в Китае сейчас активно осуществляется либерализация банковского рынка. Ранее существовала фактически полумонополия государственных банков на сбережения, и у населения, традиционно сберегающего более 40% своего дохода, не было другого выбора, кроме как размещать средства на депозите под 2-3% годовых. Начиная же с прошлого года правительство дало разрешение крупнейшим компаниям электронной коммерции открывать собственные банки и привлекать капитал непосредственно от своих покупателей по значительно более высоким ставкам.

Такие банки электронной коммерции развиваются чрезвычайно быстро, поскольку большинство китайских потребителей уже хорошо интегрированы в системы электронной коммерции (например, в 2013 году объем online-покупок в Китае приблизился к $300 млрд.) и открыть депозит для них не сложнее, чем просто нажать кнопку. Из-за возрастающей конкуренции депозитные ставки и стоимость капитала для традиционных банков в Китае скоро существенно вырастет. Это вынуждает банки рассматривать новые высокодоходные возможности размещения капитала как внутри страны, так и за рубежом. Некоторые из них впервые начали смотреть на Россию как на возможный рынок кредитования.

 

Все вместе это сделало российский бизнес значительно более привлекательным для китайских банков.

Но последние внезапно столкнулись с неожиданной проблемой: они не могут найти в России подходящих заемщиков. Главная причина в том, что большая часть российских компаний пока плохо ориентируется на китайском банковском  рынке.

Банки в Китае условно делятся на три основные группы: 1) банки развития; 2) коммерческие банки; и 3) городские банки. Разница между ними в том, что для банков развития прежде всего важна политическая значимость проектов, а экономические аспекты находятся на втором плане. Крупнейшие коммерческие банки также помогают проводить экономическую политику государства, но для них гораздо важнее экономика проекта. Городские банки, как правило, полностью движимы экономической целесообразностью.

Для российских корпоративных заемщиков интерес представляют в первую очередь крупнейшие коммерческие банки, в том числе имеющие представительства в России, а также городские банки, территориально расположенные недалеко от границ северного  соседа. Для инфраструктурных заемщиков и строительных проектов главными целями являются банки развития и четыре-пять крупнейших коммерческих банков.

Главным требованием практически любого китайского банка является обязательная вовлеченность китайского бизнеса. Для торговых компаний финансирование может предоставляться либо под закупки китайской продукции, либо под продажи в Китай. В случае со строительными проектами обязательным является участие китайских строительных компаний. Тем самым банки минимизируют свои кредитные риски, а также удовлетворяют требованию государства по содействию внешнеэкономической деятельности китайского бизнеса.

 

Ключевой проблемой являются валютные риски.

Китайские банки готовы кредитовать в юанях, долларах или евро. Для долгосрочных проектов с рублевыми денежными потоками это является барьером, преодолимым только с помощью государственных гарантий. Но компании с валютной выручкой или закупающие продукцию в Китае, как правило, менее чувствительны к этим рискам.

Что касается стоимости финансирования, то высококачественные российские заемщики могут рассчитывать на стоимость заимствований в диапазоне 8-12% годовых. Еще год назад это было запретительно дорого, но сейчас вполне конкурентоспособно. Исключением являются инфраструктурные проекты — под них некоторые банки готовы давать льготные кредиты под 3-4% годовых при условии государственных или квазигосударственных гарантий.

Подводя итог, можно сказать, что за последний год ситуация на российско-китайском рынке заимствований существенно улучшилась. Теперь, когда целый ряд китайских банков готов кредитовать российский бизнес, а ожидания российских заемщиков постепенно адаптировались к новой экономической реальности, созданы условия для роста кредитования из Китая.

www.forbes.ru

как власти КНР помогают надувать кредитный пузырь :: Финансы :: РБК

Стремление к росту ВВП любой ценой загоняет Китай в кредитную ловушку. Замедление роста грозит социальной нестабильностью, но игнорирование рисков, как показал опыт США 2008 года, может обернуться еще большей катастрофой

В августе 2017 года в полицию Нанкина поступил звонок от прохожих. Неизвестный молодой человек сидел прямо на проезжей части оживленной магистрали. Прибывшие на место стражи порядка выяснили, что студент третьего курса решил покончить с собой, поскольку не смог расплатиться с долгами. Проблемы у парня начались с самого начала учебы. В университетском кампусе он увидел рекламу микрокредитов и на следующий день получил 6 тыс. юаней ($900) без залога и поручителей на покупку iPhone 6. Легкость получения денег вдохновила молодого человека на новые покупки. За три года обучения в университете незадачливый студент накопил 110 тыс. юаней долга ($16,5 тыс.). Можно сказать, что для молодого человека все закончилось благополучно. Полиция разыскала его родителей, они согласились погасить долги. Напоследок парень сказал полицейским: «Я просто не могу остановиться...»

Совокупная долговая нагрузка на экономику Китая в 2017 году превысила 256% ВВП. Доля кредитов домохозяйств раньше была незначительной, на конец 2016 года она не превышала 44% ВВП. Для сравнения, аналогичный показатель в США — 80%, в Великобритании — 88%, а в Австралии и вовсе 123%. Однако ситуация быстро меняется — потребительское кредитование в Китае растет как на дрожжах. Только за девять месяцев 2017 года объем непогашенных краткосрочных потребительских кредитов вырос на 1,49 трлн юаней ($225 млрд). Почему же традиционно экономные китайцы вдруг стали жить в долг?

Смехотворный процент

Китайские банки всегда неохотно кредитовали частный бизнес и тем более физических лиц. Банкам было гораздо легче кредитовать госкомпании и угодные власти, пусть и убыточные, проекты. Работать с госкомпаниями надежнее, ведь за них ручается государство. На начало 2016 года депозиты физических лиц составляли 21 трлн юаней ($3,1 трлн). Ставка по депозитам — в среднем 2,25%. А ставка по кредитам — 4,35%. Значит, спред 2% ($63 млрд) — доход банков. Куда идут все эти деньги? Согласно подсчетам Николаса Ларди из Института мировой экономики Петерсона, лишь пятая часть этих средств пошла на кредиты компаниям, четверть — самим банкам, а все остальное забрал госбюджет.

По сути китайская банковская система забирала средства домохозяйств, выплачивая им смехотворный процент, и перенаправляла их для субсидирования госкомпаний, капиталоемкой промышленности, имиджевых инфраструктурных проектов. В таких условиях единственный выход для частников — искать нетрадиционные источники финансирования. Таким образом, неудовлетворенный спрос на кредитование со стороны частного бизнеса и физических лиц — главная предпосылка для развития альтернативных кредитных структур.

Кредитный бум

Сначала в 2007 году в Китае появились платформы p2p-кредитования, и рынок начал бурно расти, в среднем на 234% в год, и к началу 2017 года достиг $290 млрд. Регуляторы не вмешивались до тех пор, пока в 2016 году не случился скандал с крупнейшей на тот момент платформой Ezubao, которая оказалась финансовой пирамидой. Компания увела $7,3 млрд у 900 тыс. инвесторов. Тогда Комиссия по регулированию банковской деятельности выпустила правила, по которым физические лица не могут занимать более 200 тыс. юаней (около $30 тыс.) на одной p2p-платформе, а общая сумма долга по всем платформам не должна превышать 1 млн юаней. Кроме того, р2р-платформам запретили аккумулировать капитал, каждая p2p-компания теперь должна вести свою деятельность исключительно через депозитарный банк, причем для каждой платформы он только один.

В таких условиях p2p-платформам работать стало невыгодно. Тогда бизнес переключился на потребкредиты. Этот рынок тоже стал расти невероятно быстро. В 2015 году совокупный объем непогашенных потребкредитов оценивался в 19 трлн юаней ($2,8 трлн), а в сентябре 2017 года — уже в 30,2 трлн юаней ($4,6 трлн). Получить кредит может практически каждый человек с любой кредитной историей или полным ее отсутствием. Например, в компании Home Credit заняты 80 тыс. менеджеров по продажам, которые работают, в частности, в магазинах бытовой техники, предлагая клиентам оформить кредит за 15 минут прямо на месте. Крупнейшие технологические компании Baidu, Alibaba и Tencent тоже вошли в этот бизнес. Через их сервисы мобильных платежей можно быстро оформить кредит.

Возникает вопрос, откуда компании берут деньги на эти операции, если они не привлекают депозитов? И почему не боятся давать кредиты всем подряд? Ответ прост: они пополняют свои балансы с помощью выпуска ценных бумаг, обеспеченных этими задолженностями (ABS).

Опасные бумаги

ABS в Китае стали развиваться с 2005 года. Поначалу они предназначались для снижения долговой нагрузки на банки. Упрощенно схема выглядела так: однородные задолженности (например, ипотечные кредиты или кредиты на инфраструктурное строительство) продавались банком специальному юрлицу (SPV). SPV формировало пул из этих кредитов, выпускало облигации и продавало эти продукты на межбанковском рынке. Так риски распределялись среди большого числа участников, а банки могли таким образом восполнить разрыв ликвидности.

В 2008 году эту деятельность прекратили, поскольку в США разгорелся финансовый кризис. Но в 2013 году схема заработала снова, уже с некоторыми модификациями. Теперь весь рынок ABS принципиально разделился на две части: кредитные ABS и корпоративные ABS. Кредитные ABS, как и раньше, это ценные бумаги, обеспеченные банковскими займами, которые торгуются на межбанковском рынке и доступны лишь для институциональных инвесторов. А вот корпоративные ABS обеспечиваются небанковскими займами. Например, потребкредитами микрофинансовых организаций.

Поначалу, когда на рынке преобладали кредитные ABS, прямой аналогии с печально известными американскими CDO не прослеживалось. Cчиталось, что в отличие от американских китайские ипотечные облигации крайне надежны. Ведь банки, как уже отмечалось, не раздавали кредиты кому попало. Однако со временем ситуация изменилась. В 2017 году доля корпоративных ABS на рынке впервые превысила долю кредитных облигаций. За первую половину года всего было выпущено $43 млрд корпоративных ABS и $29 млрд кредитных. Одна лишь финтех-компания Ant Financial, подконтрольная Alibaba, выпустила ABS, обеспеченных потребкредитами, на $22 млрд.

Рейтинги таких бумаг не всегда отражают реальную степень риска. Например, Строительный банк Китая выпустил ABS, обеспеченные просроченными кредитами, с рейтингом ААА для старшего транша. А компания — оператор платной дороги во Внутренней Монголии Yitong Road and Bridge Co. и вовсе объявила дефолт по ABS, которые были обеспечены будущими сборами за использование трассы. Ничто не предвещало беды, рейтинговое агентство прогнозировало стабильные денежные потоки. Однако в рамках сокращения угледобычи многие шахты в регионе были закрыты, производство сократилось, и новая магистраль оказалась невостребованной.

Строительство пирамиды

Власти КНР относились к секьюритизации как к полезному инструменту. Во-первых, ABS позволяли списать с балансов банков часть долговой нагрузки, которая сильно выросла после кризиса 2008 года. Тогда для поддержания роста правительство приняло решение влить в экономику $585 млрд, что составляло 12,5% ВВП страны. Правда, центр обеспечил меньше трети этой суммы, остальную часть пришлось искать местным правительствам. Поскольку по закону местные власти не могут напрямую кредитоваться в банках, была придумана следующая схема. Создавались так называемые финансовые платформы местных правительств (LGFV) — аффилированные с местными властями компании. Чиновники передавали им землю и недвижимость, которые можно было заложить в банке. Кредиты направлялись в основном на долгосрочные инфраструктурные и социально ориентированные проекты. Однако эти меры привели к раздуванию корпоративного долга: в 2016 году он составлял 166% ВВП.

Власти страны понимали, что поддерживать экономический рост путем постоянных вливаний кредитных средств в производство уже невозможно. Накапливаются дисбалансы, например перепроизводство в сталелитейной и угледобывающей промышленности, вот-вот лопнет пузырь на рынке недвижимости, множится число дублирующих друг друга и неэффективных инфраструктурных проектов. Все это создает фундаментальные риски устойчивости финансовой системы. К тому же правительство давно мечтает о переориентации экономического роста на внутреннее потребление.

И, кажется, мечта сбылась. В 2017 году доля корпоративного долга в ВВП впервые стала снижаться при одновременном росте потребления. Вот только объективных оснований для этого как не было, так и нет: население страны по-прежнему в массе своей бедное.

По сути экономика как росла на кредитах, так и продолжает расти. Просто вместе с сокращением корпоративного долга начал расти долг домохозяйств. Стремление поддерживать рост ВВП любой ценой загоняет Китай в кредитную ловушку. С одной стороны, замедление роста грозит социальной нестабильностью, но с другой — печальный опыт США показывает, что игнорирование рисков может обернуться еще более масштабной катастрофой. Может быть, стоит немного просесть, но зато научиться жить по средствам. С учетом масштабов Китая страшно представить высоту долговой пирамиды, которую можно там построить, и то, как она будет рушиться, когда нижние этажи, собранные из плохих долговых обязательств, дадут трещину.

www.rbc.ru

Политика привлечения зарубежных кредитов Китая

Немаловажную роль среди иностранных инвестиций в КНР играет ссудный капитал.

За период с 1979 по 2000 г. Китаем было заключено более 2 тыс. кредитных соглашений на сумму около 300 млрд долл., из которых использовано более 280 млрд долл., что составило около 40 % общего объема освоенных в тот период иностранных инвестиций. Достаточно разнообразна структура займов: наибольшая кредитная масса за эти годы приходится на банковские коммерческие кредиты (33,5 % общего объема освоенного ссудного капитала). Далее идут межправительственные кредиты (26 %), кредиты международных финансовых организаций (18 %). Доля экспортных кредитов под государственные гарантии составляет 13 %, а стоимость облигационных займов, акций и облигаций за рубежом - 10 % (Краткий справочник Китая: 1986-2000 гг.).

Приоритетным направлением внешнего заимствования является промышленность, куда направляется свыше половины кредитов, а также транспорт, связь, сельское хозяйство, что соответствует государственной отраслевой политике. Географически ссудный капитал концентрируется в наиболее развитых приморских районах Восточного Китая. Значительно возросла со второй половины 1980-х гг. роль иностранного кредитования в формировании государственных капиталовложений: удельный вес его к 1990 г. достиг 10,5 % и в дальнейшем стабилизировался на уровне 7,9-8,5 %.

Китайская политика регулирования внешнего заимствования, обеспечивается за счет четкого разграничения компетенции ведомств по разрешению использования иностранных кредитов. На Госплан КНР возложены функции определения общего годового лимита привлекаемых внешних займов и участия в распределении квот по коммерческим банкам. Совокупный внешний долг составил в 2004 г. всего 150 млрд долл., из них около 60 % приходится на международные коммерческие кредиты, свыше 85 % из которых - долгосрочные (данные МВФ). Коэффициент долговых обязательств Китая (менее 15 % ВВП) и коэффициент погашения задолженностей (отношение к экспорту - 80 %) значительно ниже общепризнанного международного уровня (20-25 % и 100 % ВВП) и находятся под контролем государства. Практическую работу по контролю за исполнением квот осуществляет Народный банк Китая. Регионам запрещено самостоятельно привлекать внешние займы (первоначально такое право имели СЭЗ).

Начало кредитного сотрудничества КНР с зарубежными странами относится к 1978 г., когда Китай признал необходимость и возможность получения внешней помощи, и Банк Китая приступил к заключению соответствующих соглашений с банковскими учреждениями зарубежных стран. Впрочем, первый опыт КНР в области привлечения ссудных капиталов оказался не слишком удачным. В 1978-1979 гг. Китай поспешно заключил крупные контракты на импорт комплектного оборудования без конкретной увязки с реальными потребностями и возможностями национальной экономики, что дало толчок искусственного формирования внешнего долга.

Во второй половине 1980-х гг. благоприятное положение в области привлечения займов позволило Китаю расширить рамки использования коммерческих кредитов. Коммерческие кредиты, главным образом средне- и долгосрочные инвестиционные займы зарубежных банковских синдикатов, используются для закупки машин и оборудования. Государство в лице Банка Китая приняло на себя политический и экономический риск, субсидируя за счет бюджетных средств процентную ставку на закупленное оборудование.

Начиная с 1990-х гг. одним из источников инвестиций Китая стали служить иностранные межправительственные кредиты долгосрочного характера, взятые под относительно низкий процент. КНР установила двусторонние кредитные отношения с 22 государствами. За годы реформ общая сумма по подписанным соглашениям составила 32 млрд долл., из которых реализовано 23 млрд долл., или четверть от всего освоенного иностранного ссудного капитала. Межправительственные кредиты охватывают более 2 тыс. объектов сотрудничества в базовых отраслях промышленности (химия, металлургия, стройматериалы) и инфраструктуры (транспорт и коммуникации).

Основным кредитором Китая по линии официальной помощи развитию является Япония, на которую приходится около двух третей привлекаемых правительственных займов. Кредитование осуществляется через японский правительственный Фонд зарубежного экономического сотрудничества путем выдачи льготных (около 2,6 % годовых) долгосрочных (на 30 лет) кредитов с десятилетним льготным периодом на развитие сельского хозяйства, ирригации, электроэнергетики, транспорта, связи Китая. С 1979 г. КНР заключила с Фондом три соглашения о займах на общую сумму 1610 млрд йен, в том числе третий (1991-1995 гг.) - на 810 млрд йен.

Активное сотрудничество в кредитной сфере в 1990-х гг. наладилось у Китая с Кувейтом, Бельгией, ФРГ (правительственные долгосрочные низкопроцентные кредиты в отрасли городской инфраструктуры), с Австралией, Великобританией, Испанией (сочетание правительственных безвозмездных субсидий и экспортных кредитов), с Францией, ФРГ, Италией, Швейцарией, Австрией (смешанные кредиты из государственных финансовых источников и экспортных кредитов коммерческих: банков на стандартных условиях ОЭСР). Нельзя, однако, не отметить, что эффективное использование межправительственных кредитов в Китае затрудняется низкой прибыльностью инфраструктурных объектов, большинство из которых не относится к быстроокупаемым, а также нехваткой квалифицированных специалистов и опыта управления проектами.

Последние 25 лет Китай активно сотрудничает с международными финансовыми организациями (Китай вступил в МВФ и Всемирный банк в 1980 г.). На учреждения, входящие во Всемирный банк, приходится до 80 % предоставляемых Китаю кредитов по линии международных финансовых организации и до 25 % общего объема займов. Начиная с 1992 г. КНР стала первым заемщиком Всемирного банка, ей ежегодно предоставляются 15-16 кредитов объемом более трех миллиардов долларов, что составляет примерно 15 % всех кредитов Всемирного банка. Всего же к середине 1997 г. Китай подписал с Всемирным банком 184 кредитных соглашения общей стоимостью 28 млрд долл., из которых освоено свыше 15 млрд долл. Всемирный банк кредитует проекты по развитию ТЭК (25 %), транспорта (20 %), науки и образования (20 %), сельского хозяйства (20 %), малого бизнеса (8 %).

Тесное сотрудничество КНР осуществляет с Международным банком реконструкции и развития (МБРР). Кредиты МБРР привлекают Китай своим долгосрочным; характером (в среднем 20 лет) и умеренным процентом (около 7 % годовых; льготный период - пять лет). До середины 1980-х гг. МБРР давал займы под конкретные проекты строительства, техническую реконструкцию промышленных предприятий, позже стал предоставлять комплексные отраслевые кредиты, которые использовались КНР на развитие специализированных экспортных производств легкой промышленности в Шанхае, Тяньцзине, Пекине, Шэньчжэне и в других городах. Хотя Китай в борьбе за кредиты международных финансовых организаций всячески акцентирует внимание на проблемах бедности и отсталости, основной поток займов в 1980-е и в начале 1990-х гг. он направлял в наиболее развитые районы и в конкурентоспособные экспортные отрасли промышленности.

Начиная со второй половине 1990-х гг. МБРР ежегодно ссужает КНР около 3 млрд долл. (в 2005 г. поступило свыше 2,5 млрд долл.) на финансирование проектов, связанных со строительством инфраструктурных и высокотехнологичных объектов, в том числе в базовых отраслях промышленности, оказание помощи отсталым районам, на защиту окружающей среды, подготовку кадров, управление в целях содействия экономическому развитию. Такая отраслевая политика МБРР, по мнению китайских специалистов, выгодно отличается от интересов зарубежных коммерческих банков.

В середине 1990-х гг. по мере укрепления частного сектора активизировалось сотрудничество Китая с Международной финансовой корпорацией (МФК). Если во второй половине 1980-х гг. МФК финансировалась лишь 5 проектов на 40 млн долл., в том числе китайско-французское автомобильное предприятие «Ганчжоу-Пежо», китайско-японскую компанию электронной промышленности в Шэнь- чжэне, то к середине 1995 г. МФК инвестировала 486 млн долл. в 22 китайских проекта средней стоимостью 1,6 млрд долл. на развитие частного сектора в автомобилестроении, производстве стройматериалов, агробизнесе, инфраструктуре.

Китай достаточно тесно сотрудничает и с Международной ассоциацией развития (MAP). Кредиты этой финансовой организации, входящей в структуру Всемирного банка, обычно предоставляются сроком до 35 лет, их льготный период составляет 10 лет, за пользование кредитом уплачивается только комиссионный сбор 0,75 % годовых. Право доступа к кредитам MAP было представлено Китаю наряду с другими развивающимися странами с низким уровнем развития, учитывались прежде всего страны с годовым показателем ВВП на душу населения, не превышающим 500 долл. К середине 1997 г. КНР получила по этой линии около 9 млрд долл. Кредиты MAP направляются на жизненно важные социальные программы в сельском хозяйстве на борьбу с бедностью, на ирригацию.

Значительный «перелив» кредитных ресурсов MAP в китайскую экономику вызывает энергичное противодействие со стороны США - основного донора MAP, - которые указывают на рост экономического потенциала КНР, ее возросшую платежеспособность и возможность заимствования коммерческих кредитов, а также ссылаются на расчеты среднедушевого ВВП, исходя из паритета покупательной способности валюты. Однако благосклонная позиция по этому вопросу Японии и руководства самого Всемирного банка, имеющего долгосрочные экономические интересы в Китае, позволила продолжить сотрудничество, в том числе и по каналам MAP. При этом несомненно, что по мере усиления экономического веса КНР доля заимствования по линии МАР в структуре займов Всемирного банка для Китая будет снижаться, а по линии МБРР - повышаться.

Сотрудничество Китая с МВФ в кредитной области носит достаточно ограниченный характер. Обладая квотой в МВФ примерно в 3,39 млрд долл., КНР лишь дважды - в 1981 и в 1986 г. прибегала к краткосрочному заимствованию средств фонда для исправления значительного пассивного сальдо платежного баланса. В марте 1981 г. КНР получила заем из трастового фонда МВФ на 365 млн долл. к кредитный транш на 550 млн долл. в целях ограничения бюджетного и торгового дефицита, усиления контроля над денежной массой, которые погасила к 1984 г. В 1986 г. Китаю был предоставлен кредитный транш на условиях «stand-by» на 717 млн долл. для улучшения платежного баланса.

С 1994 г. Китай занял позицию первого заемщика Азиатского банка развития (АзБР), на который приходится около 7 % всех займов КНР. За десять лет после вступления в 1986 г. Китая в АзБР им заключено соглашений по 68 объектам сотрудничества на общую сумму 6,4 млрд долл. Помимо этого, банком оказано техническое содействие общей стоимостью 100 млн долл. Несмотря на отсутствие доступа к льготным займам по линии Азиатского фонда развития Китай обращает большое значение активизации отношений с АзБР, получая займы на коммерческих условиях (средний процент по долларовым вкладам составляет 6,7 %, а срок кредита - 10-25 лет), а также техпомощь в виде субсидий и займов на жизненно важные для китайской экономики отрасли транспорта и коммуникаций, энергетики, сельского хозяйства, экологии, освоения природных ресурсов, борьбу с бедностью и др. Налицо и ответная заинтересованность АзБР в сотрудничестве с Китаем. Так, в 1995 году руководство банка официально признало его «образцовым заемщиком», а объекты взаимного сотрудничества получили высший рейтинг «ААА». По линии АзБР Китай получает примерно 1 млрд долл. в год.

Китай стал крупнейшим реципиентом Программы развития ССП (ПРООН). Основные области сотрудничества КНР с ПРООН - реструктуризация экономики страны, охрана окружающей среды, борьба с бедностью. За годы взаимодействия с ПРООН Китай получил более 400 млн долл. для более чем 500 проектов, свыше 6 тысяч китайского административно-технического персонала прошли подготовку за границей по линии ПРООН, с ее помощью было создано более ста исследовательских центров по подготовке кадров, использованию новых технологий.

Учитывая неизбежное, по мере роста экономической мощи страны, возрастание стоимости кредитов из-за снижения доли льготного кредитования, Китай рассматривает сотрудничество с международными финансовыми организациями в качестве приоритетного направления своей внешнеэкономической политики, исходя из благоприятной отраслевой направленности кредитов, длительного срока их погашения. При этом Пекин намерен продолжать добиваться получения льготных займов, прежде всего по линии Всемирного банка, для нужд отсталых аграрных районов в центральной и западной части страны в борьбе с бедностью, охране окружающей среды, социально-культурной сфере.

Курс на привлечение ссудного капитала, безусловно, таит в себе внутреннюю противоречивость: с одной стороны пополняет национальный фонд инвестиционных средств, укрепляет материально-техническую базу экономики, стимулирует производство, повышает качество продукции, но, с другой стороны, зачастую не отвечает потребностям национальной экономики, закрепляет одностороннюю специализацию страны (роль рынка сбыта), нерациональные, несбалансированные географическую и отраслевую структуры кредитования.

В 10-й пятилетке были поставлены две задачи:

рациональное использование внешних займов, повышение качества и эффективности их использования. В использовании займов международных финансовых организаций и займов зарубежных правительств следует далее поддерживать определенные масштабы, при акценте на инфраструктуру постепенно осуществлять поворот к сочетанию строительства инфраструктуры и экологической среды с объектами содействия бедным и социального развития. Осуществляя строгий контроль за международными коммерческими займами, надлежит использовать их для привлечения передовых технологий и ключевого оборудования;

слежение за рациональностью структуры сроков внешних займов, валютной структуры и структуры заемщиков, чтобы все остальные показатели внешних займов удерживались в пределах признаваемого на мировой арене уровня безопасности, продолжая контролировать масштабы принимаемых Китаем внешних займов;

Дальнейшие перспективы привлечения ссудного капитала в КНР, очевидно, будут определяться, с одной стороны, результатами экономических реформ, дальнейшим формированием инвестиционного климата, а с другой стороны - эффективностью использования привлекаемых средств, что предопределит своевременное обслуживание внешней задолженности по ссудам без негативного влияния на общее финансовое положение страны.

Эта статья из раздела-политика открытости и стратегии привлечения иностранных инвестиций, которая посвящена теме-политика привлечения зарубежных кредитов китая. Надеюсь вы по достоинству оцените ее!

Интересное видео про развитие Китая ←Предыдущая Налоговая политика в отношении СП и ИП Китая Отраслевые приоритеты привлечения иностранных инвестиций Китая Следующая→
 
Добавить комментарий

xn----7sbbgpkiact2d2af7p.xn--p1ai

Что не так с китайскими банками? — Магазета

Проблемы в банковской системе КНР могут стать причиной нового мирового финансового кризиса. Фото: Reuters

Проблемы с банками коснулись не только России. МВФ выпустил доклад в котором предупредил, что китайская банковская система может стать причиной нового финансового кризиса. Хотя Народный Банк Китая попытался развеять эти панические настроения, несколько серьезных проблем в банковской системе КНР все же есть. Магазета решила разобраться, что не так с банками Китая.

Первая проблема о которой говорится в докладе, это корпоративный долг. Причиной его роста называют выдачу кредитов заведомо нерентабельным государственным компаниям, особенно, на уровне местных правительств. Однако, как указывает Bloomberg, такие кредиты выдаются уже на протяжении долгого времени, и даже если компания сама по себе не в состоянии вернуть долг, за ее спиной всегда стоит государство, у которого есть деньги.

Но эта система не работает с частным сектором. Как утверждают эксперты, именно возросший уровень кредитов частных лиц и предприятий может пошатнуть банковскую систему Китая. Привыкшие легко давать кредиты государственным предприятиям китайские банки часто не знакомы с западными финансовыми инструментами для анализа денежного потока, рынка и продуктов компаний. Такая ситуация приводит к росту невозвратных долгов и, как следствие, дефолту. Частные кредиты растут большими темпами, Reuters сообщает, что краткосрочные частные займы, которые включают в себя кредитные карты и кредиты на машины, увеличились в двое, по сравнению с прошлым годом и в ноябре достигли 202,8 млрд юаней.

Как следует из графика, основные поставщики ликвидности — это Почтовый банк Китая и Большая Четверка.

Следующая проблема банковской системы КНР — продукты управления капиталом (WMP) – незастрахованные финансовые продукты с высокими рисками. Это могут быть депозиты даже совсем небольшого размера, от 15 долларов. Они вкладываются на короткий срок под высокие проценты. Инвесторы, приобретающий такие финансовые продукты имеют неполную информацию о компании, в которую они вкладывают деньги, и редко предупреждены о рисках. Чтобы привлечь больше частных инвесторов, банки предлагают гарантии, ожидая, что правительство будет отвечать за кредиты, выпущенные госкомпаниями. Как отмечает Forbes, угроза исходит не от государственных банков «Большой четверки» — BOC, ABC, ICBC, CCB, а от малых и средних банков, а также страховых и компаний управления капиталом.

Для усиления контроля над теневым сектором китайской банковской системы, Народный Банк Китая принял решение ввести строгие правила по WMP-инвестициям. По новым правилам финансовые учреждения будут предлагать доходность вкладов непосредственно на основе доходов от базовых активов и рисков, а не выплачивать гарантированные проценты. Также они обязаны предупреждать вкладчиков о возможных рисках, и теперь банкам запрещено использовать собственные средства для инвестиций в выпущенные ими продукты управления капиталом. Дата реализации новой политики намечена на июнь 2019 года, что, как предполагается, даст время китайским банкам и теневой банковской системе достаточно времени на приведение дел в порядок.

WMP-инвестициями пользуются не только страховые и финансовые компании, но и малые и средние банки, которые предпочитают их традиционным депозитам. 2017 год указан до июня включительно.

Нововведения не встретили одобрения среди китайских банков, большинство из которых, кроме банков Большой Четверки, находятся в полной зависимости от WMP-системы. Они заявили, что подобные ограничения могут вызвать недостаток ликвидности и даже «системные финансовые риски». Большинство финансовых институтов Китая, которые были не в состоянии конкурировать за государственные депозиты с Большой Четверкой, полагались именно на продажу продуктов управления капиталом с фиксированными доходами для привлечения различных фондов.

Обеспокоенность банков имеет под собой основания, это подтверждает случай со страховой компанией Foresea Life Insurance. Страховщик сообщил о том, что без новых финансовых продуктов, он будет не в состоянии выполнить свои финансовые обязательства, так как ему не хватит средств.

Увеличившийся теневой банкинг, работающий с крайне высокими рисками, рост невозвратных частных кредитов и выдача займов нежизнеспособным госкомпаниям – это серьезные риски для банковской системы КНР. Ждет ли Китай ситуация с последовательным санированием банков, как в России? Как утверждают эксперты в интервью Bloomberg, так как банковская система КНР находится полностью под контролем государства, даже если из-за невозвращенных кредитов обанкротится один из небольших городских банков, общественность об этом даже не узнает. Правительство без лишнего шума проведет его рекапитализацию и назначит новых менеджеров, не привлекая к этому внимание СМИ.

magazeta.com

как в Китае вводят систему социального рейтинга :: Бизнес :: РБК

Законопослушность, честность, даже потребительское поведение — самые разные стороны жизни гражданина отслеживает китайская Система социального рейтинга. Ее поддерживает Alibaba, на уступки властям готов идти Facebook

Основатель Facebook Марк Цукерберг и основатель Alibaba Джек Ма (Фото: Reuters/Pixstream)

Путь контроля

В России принята новая доктрина информационной безопасности, среди целей которой может быть усиление госконтроля за рунетом. В пункте 8 документа упоминаются духовно-нравственные ценности многонационального народа Российской Федерации, которые, по мнению авторов, нуждаются в сохранении. Но ни доктрина, ни какой-либо закон не дают свода этих ценностей или способов их обезопасить — пока неизвестно, как и кто именно может пострадать в борьбе за них.

Яркий пример такого госконтроля — опыт Китая, где государство традиционно большое внимание уделяет информационной безопасности (политический фильтр интернета носит название Great Firewall), а в последнее время еще и активно развивает систему оценки отдельных граждан по самым разным параметрам.

Это называется Система социального кредита. Правительство опубликовало план и цели ее внедрения в 2014 году. Она должна быть внедрена повсеместно к 2020 году, сейчас полным ходом идут испытания пилотных проектов.

Вопросы информационной безопасности (те же, что и в российской доктрине) в ней — только один из элементов. Основная цель внедрения системы — не безопасность, а «построение гармоничного социалистического общества». Главная ценность такого общества — честность, которая должна проявляться во всем, от поведения в интернете до почитания родителей. Чтобы развить это качество в народе, каждому гражданину Китая система будет присваивать рейтинг. За отсутствие нарушений закона, полезную общественную деятельность и, скажем, своевременную выплату кредитов будут начисляться баллы. За проступки разной степени тяжести — вычитаться. Если балл «непроходной», жизнь превратится в мучение. В сентябре этого года правительство КНР опубликовало уточненный перечень санкций, которым будут подвергаться обладатели низких рейтингов:

— запрет на работу в госучреждениях;

— отказ в соцобеспечении;

— особо тщательный досмотр на таможне;

— запрет на занятие руководящих должностей в пищевой и фармацевтической промышленности;

— отказ в авиабилетах и спальном месте в ночных поездах;

— отказ в местах в люксовых гостиницах и ресторанах;

— запрет на обучение детей в дорогих частных школах.

Отличить честность от нечестности в понимании китайского руководства очень легко — разница та же, что между соблюдением или несоблюдением законов. Но стоит учесть, что китайские законы намного подробнее регламентируют человеческое существование, чем российские.

Пилотный проект

Быть честными китайцев учил еще Конфуций. В его жизнеописаниях есть такая притча: когда он был чиновником, некто предложил ему взятку и заверил, что никто не узнает. Мудрец отвечал: «Я знаю, ты знаешь, Небо знает. Кто не знает?» Коммунистическое руководство Китая, заменившее собой конфуцианское Небо, никогда не могло смириться с тем, что оно чего-то не знает о своих гражданах. Поэтому еще при Мао Цзэдуне наладило систему «дан-ань» — личных дел граждан. В каждой папке «дан-ань» есть физические данные, фото, послужной список, характеристики от начальников и товарищей, отчеты об успеваемости и правонарушениях, членство в клубах и общественных организациях и т.п.

Все это хранится в бумажном виде в государственных архивах — областных и центральном. Это инструмент не только громоздкий, но и труднодоступный. Менеджер отеля или авиалинии не сможет быстро добраться до «дан-аня», чтобы понять, какого обращения заслуживает клиент. К тому же бумажная папка не отвечает требованиям информационной безопасности — ее содержимое не защищено от чиновничьего произвола. А значит, Компартия Китая не вполне может полагаться на эти данные, вырабатывая социальную политику. Все эти проблемы решено устранить с помощью информационных технологий, которые и указаны в качестве основного инструмента Системы соцрейтинга. «Это лучше, чем традиционный способ, — говорит The Wall Street Journal Мэн Тянуан, политолог из пекинского университета Цинхуа. — Раньше <…> политика определялась на основе суждений отдельных лиц».

Традиционный способ проверки благонадежности не прибавил честности народу. Национальный опрос 2013 года показал: меньше половины граждан считают, что большинству людей можно доверять, меньше 30% относятся к незнакомцам без подозрения. Объявив о запуске Системы социального рейтинга, руководство объяснило, как будет лечить народ от недоверчивости.

Пока в пилотном режиме в нескольких десятках городов запущены только отдельные ее элементы. Китай — страна закрытая, о нюансах применения системы на практике официально не сообщается. Корреспонденты The Wall Street Journal посмотрели, как она работает в областном центре Ханчжоу на востоке Китая. Пока все выглядит нестрашно. Вот местная жительница зашла в метро по льготному проездному своего сына — штраф в $6 плюс выговор от смотрителя. Выговор устный, хотя вокруг развешаны объявления, что нарушителям грозит вычет баллов в системе. Представитель метрополитена объяснил, что реальное ухудшение рейтинга грозит за повторные злоупотребления. Китаянка не особо переживает, говорит, что, если этот случай всплывет, объяснит, что взяла проездной сына по ошибке. Но множество нарушений, за которые можно поплатиться социальными баллами, нечаянностью не объяснишь. Например, переход дороги в неположенном месте или превышение лимита на количество детей в семье. С начала этого года каждой супружеской паре позволено иметь двух детей — раньше, как правило, можно было не больше одного согласно объявленной в 1979 году политике «одна семья — один ребенок». В этой ситуации большинство семей хотели сыновей, женщины зачастую делали аборт, узнав, что у них ожидается девочка. В 2000 году на 100 девочек в стране родились 116,9 мальчиков: в итоге в Китае большая демографическая проблема — дефицит женщин.

У пилотной системы в Ханчжоу уже есть первые жертвы. Местный юрист рассказал The Wall Street Journal, что один из его клиентов, совладелец турагентства, после возникших разногласий с хозяином квартиры, которую он арендовал, проиграл тяжбу — и был вынужден не только заплатить арендодателю по решению суда, но и лишился возможности покупать билеты на самолет и на скоростные поезда и больше не может сопровождать клиентов, то есть оказался наказан дважды за одно и то же.

Alibaba следит за тобой

Учет «бытовой» честности еще предстоит перенести на электронную платформу. К тому же надо будет преодолеть сопротивление бюрократии — по словам политолога Мэн Тянуана, ведомства неохотно делятся информацией, собранной по долгу службы.

Но некоторые сферы уже взяты на контроль, причем в большей степени, чем осознают граждане. Это банковские кредиты и интернет-торговля. Функции Системы социального кредита здесь исполняет не государство, а частные компании. В первую очередь крупнейшая в мире торговая площадка Alibaba.

У этой системы 400 с лишним миллионов уникальных посетителей в месяц — в Китае ей пользуются больше половины интернет-пользователей. Предусмотрена регистрация на ресурсе. Рейтинговая система Alibaba, которая называется Sesame Credit, уже второй год начисляет пользователям баллы исходя из их потребительского поведения.

Sesame ранжирует клиентов по шкале от 350 до 950 баллов. Начиная с 600 баллов пользователь имеет право на беззалоговый кредит на $800 для покупок онлайн, с 650 — может арендовать машину тоже без залога, с 700 — экспресс-оформление разрешения на поездки в Сингапур, с 750 — шенгенская виза. Alibaba, конечно, сама визы не дает, но множество контрагентов интернет-гиганта учитывают показатели Sesame Credit — с теми же поездками помогают туроператоры.

Крупнейшая в Китае служба знакомств Baihe продвигает странички пользователей в зависимости от баллов Sesame. «Внешность очень важна, но еще важнее возможность обеспечить себя, — объяснял BBC один из вице-президентов компании. — Благосостояние партнера гарантирует комфортную жизнь».

Помимо знакомств хорошие значения Sesame облегчают бронирование отелей (с высоким рейтингом можно даже обойтись без предоплаты) и регистрацию в международном аэропорту Пекина.

Алгоритм составления рейтинга компания не раскрывает, но некоторые его детали объяснил китайскому журналу Caixin ее технический директор.

Помимо кредитной истории в традиционном понимании Sesame учитывает, чем человек занимается в Сети, на основании исследования пользовательских данных: «Если кто-то, например, по 10 часов в день играет в видеоигры, то он бездельник, а если человек часто покупает подгузники, то, скорее всего, это родитель, а значит, в целом обладает чувством ответственности». Активных игроков Alibaba знает: у нее есть игровое подразделение, которое, в частности, проводит чемпионаты по Dota 1, Counter-Strike, StarCraft 2, Hearthstone.

Иными словами, создатели частного рейтинга интернет-пользователей в вопросе вознаграждения за честность идут в ногу с партией и правительством. Мало того, они стремятся к полному единству с государством. В октябре председатель правления Alibaba Джек Ма убеждал правоохранительные органы использовать интернет-данные компании для выявления преступников: «Это нормально, когда человек по отдельности покупает скороварку, таймер и даже стальные подшипники или порох, но ненормально, если он покупает все это одновременно». Очевидно, массив данных Alibaba, которая стремится сотрудничать с властями, может внести большую лепту в строительство Системы социального кредита.

Цукерберг не спорит

Google с 2006 до 2010 года мирилась с китайским интернет-фильтром Great Firewall и отказалась работать в стране только после того, как китайские хакеры взломали почтовые ящики на gmail местных диссидентов, но по-прежнему надеется вернуться на этот рынок.

Марк Цукерберг в марте добился встречи с главным идеологом КПК Лю Юньшанем, чтобы обсудить возвращение Facebook в страну. Самую известную соцсеть в Китае закрыли еще в 2009 году из-за критических комментариев пользователей в адрес правительства. Чиновник похвалил Цукерберга за готовность к сотрудничеству. Теперь сотрудничество идет полным ходом. Бывшие и нынешние работники Facebook в ноябре на условиях анонимности рассказали The New York Times, что компания разработала приложение, которое позволит блокировать некоторые сообщения в лентах пользователей в определенных регионах.

Раньше администраторы Facebook удаляли посты и вводили блокировку аккаунтов по требованию властей в разных странах, в том числе в России. А новый инструмент, разработанный, по словам сотрудников, в первую очередь для Китая, обеспечит предварительную цензуру. К тому же чужими руками — модерировать контент будет не Facebook, а, предположительно, китайская компания.

У Цукерберга давно есть практичное объяснение тому, почему, распространяя Facebook по миру, он идет навстречу пожеланиям китайских властей. «Нельзя ставить целью объединить всех в мире и исключить самую большую страну», — говорил он сайту Wired в ноябре прошлого года.

Россия и США в тренде

В России определенно рассчитывают именно на такое взаимодействие с технологическими гигантами, о чем косвенно свидетельствует требование закона хранить данные российских пользователей на территории России. В конце ноября гендиректор InfoWatch Наталья Касперская, которая возглавляет подгруппу «Интернет + Общество» в составе группы «по использованию информационно-телекоммуникационной сети интернет в отечественной экономике при формировании ее новой технологической основы и в социальной сфере» под началом помощника президента Игоря Щеголева, заявила, что «большие пользовательские данные» должны быть признаны собственностью государства. Одно из решений — «законодательно заставлять такие компании [как Google или Facebook] передавать сертификаты либо просто пытаться как-то аккуратно «загонять» [данные] в Россию», — говорила она ТАСС. В качестве примера она как раз привела китайский расклад Facebook: «Сейчас Facebook опять выходит в Китай, они согласились работать по правилам Китая и передавать информацию китайскому правительству. Это тоже вариант».

Профессор истории из Дартмутского колледжа Памелла Кайл Кросли полагает, что китайская модель контроля за обществом, которую многие считают тоталитарной, со временем установится и в демократических странах: «Разница в том, что китайское общество более подготовлено к интеграции коммерческих, военных и правоохранительных данных. В результате китайцев плотнее контролируют посредством запугивания и самоцензуры, чем будут контролировать американцев в течение еще пары десятилетий».

www.rbc.ru


Смотрите также